Шандор Зихерман

Шандор Зихерман

Из нашего мира ушел человек, без которого многие, встретившие Шандора Зихермана на его ярком, насыщенном жизненном пути, почувствовали пустоту. Да, он абсолютно состоялся, как мастер, отличный художник.

Но вспоминается сейчас почему-то не огромное творческое наследие – живопись, украшающая стены залов многих мировых музеев и частных собраний, скульптуры и мозаики в российских и венгерских городах, уникальные медали. Вспоминается его улыбка. Мудрая и при этом всегда по-детски озорная. С этой улыбкой он давал официальное интервью. С этой же незабываемой улыбкой, сидя у себя в мастерской, совсем нестрашно рассказывал о детстве во Вторую мировую войну.

Страшно становилось от картин, которые художник Шандор Зихерман выстраивал перед внутренним видением слушающих. Он искал себя сначала в спорте, но неожиданно пришло увлечение живописью, в палитре которой, как и в его блестящих рассказах, выстроился яркий калейдоскоп воспоминаний. От веселых капустников в альма матер – Ленинградском художественном училище имени Мухиной (Муха), до путешествий по всему необъятному Советскому Союзу. Его рассказы похожи на яркие акценты на холсте грандиозной картины «Жизнь большого художника».

Первая встреча со «своей Зинаидой» произошла на театральной вечеринке, где они перетанцевали всех, даже артистов балета. Вот тогда он понял, что наконец-то встретил женщину, с которой нескучно будет прожить всю оставшуюся жизнь. Сыновья и дочь, которыми он очень гордился и немного ворчал, как и положено любящему отцу. Давал строгие замечания Русскому театру-студии Будапешта, неотделимой частью которого был все четверть века его существования.

А еще Шандор Зихерман был Друг – именно так, с заглавной буквы. Для всех, кого свела с ним судьба и кто не побоялся его честных, хотя иногда и жестких ответов на наболевшие вопросы. Друг, проповедовавший добро, никогда не идущий на компромисс в важнейших вопросах. Друг, не задумывающийся ни на секунду, если нужно протянуть руку помощи.
Светлая память очень светлому человеку – Шандору Зихерману.

Шандор Зихерман
Шандор Зихерман

Екатерина ВЕРЕШ
https://www.kurier.hu/item/3223-shandor-robert-matyashevich-zikherman

ВИТОЛОГ

Мой отец, Шандор-Роберт Зихерман (1935-2021) покинул нас и этот мир. Эту фотографию я выбрал не случайно, на ней ему примерно столько, сколько сейчас мне. Сначала я хотел написать привычный некролог, но потом поменял название. Так бы и моему отцу больше понравилось. В конце-то концов, надо увековечивать не память о смерти человека, а о его жизни.

Шандор Зихерман
Шандор Зихерман

Он был признанным на международном уровне художником; проще перечислить те направления изобразительного искусства, которыми он не занимался, чем те, в которых достиг серьезных результатов и признания. Живописец, график, медальер, иллюстратор, монументалист, ткач, художник по керамике, и тд. и тп. Его работы в крупнейших и известнейших музеях и частных коллекциях мира.

Для меня он был “просто” отец. Больше друг, нежели родитель. Такой друг, чьи критика или наблюдения иногда невыносимы, ведешь с ним идеологические и моральные бои до первой крови, но когда ты в беде – всегда обращаешься за помощью к нему.

Я ему очень многим обязан, кроме всего прочего – своим жизненным путем и всем тем влияниям, которые испытывал еще в детстве. Вероятно, благодаря ему я стал историком. Мне было всего пару лет, когда я начал впитывать историю в себя, сидя у него на шее, во время наших долгих походов и прогулок.

Отец был полихистор и энциклопедист. Венгерская история, всемирная история, семейные предания и легенды… Он относился еще к тому поколению, представители которого детьми застали Вторую Мировую войну и ее ужасы. Он всегда умел рассказать что-то новое или такое, о чем официальная история в те времена скромно умалчивала.

Научил меня работать с книгами, сравнивать мнения за и против, делать самостоятельные выводы из узнаваемого и прочитанного. Он никогда не умел проигрывать, был настырным, упрямым до споров и невыносимости, но вероятно именно благодаря этим качествам и добился всего того, что можно назвать достижениями всей его жизни.

“Сынок, было бы неплохо, если бы ты наконец-то где-то пустил корни и остановился. Это вечное бродяжничество никуда не ведет,” – сказал он три месяца назад, при последнем нашем длительном разговоре по душам. Нет, это была не критика или дельный совет с его стороны. Он просто хотел оградить меня от всего того, что в свое время сам испытал, когда колесил по Свету.

В тринадцать лет, за одно лето, он обошел пешком все вершины Карпат! И после этого был ненасытным в познании Мира. За свою жизнь, где только не побывал, от Северной Америки до Пиренеев, от Западной Европы до Балтики, от Украины до Питера, от Польши до Москвы и внутренней территории России. Пермь, Элиста, Северный полярный круг, Самара, Тольятти, Бурятия, Туркестан, Ташкент, Бухара, Самарканд. Жил там, занимался творчеством, творил, впитывал в себя впечатления и опыт, а потом делился всем этим с другими.

Кроме прочего не только как глава семьи, или художник, но и как педагог! Хотя воспитывал меня пацифистом, так как всегда был сторонником идей Ганди о непротивлении злу насилием, но будучи в бытность еще и профессиональным спортсменом (борьба), научил меня, что Добро и Правда всегда должны обладать клыками и кулаками, чтобы могли отстоять свой голос и защитить себя.

Он серьезно интересовался историей религий и философией, но не стал последователем ни одного из направлений. Всегда пропускал их через сито своего жизненного опыта. Был максимально уважителен ко всем верующим, но и требовал уважения к своим принципам и мировозрению. Обо всем имел собственное мнение и был очень хорошим психологом.

Я себе даже позволю несколько “еретические” мысли в слух. Его бы это точно улыбнуло. В конце концов: на Востоке во многих местах принято, прощаясь с уходящим из мира сего человеком, провожать его улыбаясь, вспоминая веселые моменты жизни усопшего и шутя с ним. Позволю и я себе такое отступление. Мой отец всю жизнь был убежденным атеистом. Было бы интересно узнать его мнение, если вдруг окажется, что Загробный мир все-таки существует. Скорее всего он сунет руки в карман, прищурится и заметит: “Ну, собственно, и так не плохо!”

Такой неожиданный поворот вещей был бы явно в его стиле… Он покинул нас, но я спокоен. Ведь он всегда говорил и учил, что это и есть нормальный порядок вещей. Жизнь – это улица с односторонним движением, обратно повернуть невозможно, а то, что выведет ли она тебя к цели или окажется тупиком – зависит только от тебя самого…

Прощай, мой старый Друг. Мне тебя будет не хватать, Отец. Да, таков порядок вещей. После того, как уходят наши родители можем быть уверены – следующими будем мы. Мир праху твоему и спокойствия душе вечного художника-творца.

Твой сын, Иштван.

Check Also

Международный Пушкинский конкурс «Что в имени тебе моём?»

Международный Пушкинский конкурс «Что в имени тебе моём?»

Институт Пушкина приглашает принять участие в XII Международном Пушкинском конкурсе «Что в имени тебе моем?» …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.