Материалы X конференции – Протоиерей Николай Ким
Памятник в Альпах «доблестным сподвижникам генералиссимуса Суворова»

Материалы X конференции – Протоиерей Николай Ким

Доклад протоиерея Николая Кима на конференции соотечественников в Российском культурном центре в Будапеште.

9 апреля в в Российском культурном центре в Будапеште состоялась десятая страновая конференция российских соотечественников в Венгрии. Тема конференции: «Судьбы русских женщин за рубежом». Настоятель Хевизского православного прихода протоиерей Николай Ким прочитал доклад, посвященный истории бракосочетания Великой княгини Александры Павловны Романовой и палатина Венгрии Иосифа Габсбурга «Королева венгров и генералиссимус Суворов».

«Королева венгров» и генералиссимус Суворов
Как помолвка правителя Венгрии и русской царевны изменила карту Европы

Наш журнал уже публиковал материалы о незаслуженно забытом историческом памятнике, русской святыне на венгерской земле – придворном храме-усыпальнице великой княгини Александры Павловны Романовой в местечке Ирем под Будапештом. 4 (17) марта сего года исполнилось 215 лет со дня ее преждевременной кончины. Александра Павловна была замужем за регентом-правителем Венгрии эрцгерцогом Иосифом Габсбургом. Это был династический брак представителей двух правящих императорских фамилий, и один из самых светлых моментов венгеро-российских отношений. Мы не будем рассказывать всю историю ее короткой, но яркой жизни, для этого потребовалась бы целая книга (кстати, такие книги уже были изданы, из популярных изданий можно назвать: Альбина Данилова – Пять принцесс и Олег Воловик – Александра). Сейчас мы остановимся на нескольких месяцах 1799 года, которые оказались судьбоносными не только для нее, но и для истории всей Европы. Посмотрим, как неожиданно оказались тесно переплетены сугубо личные переживания – любовь, помолвка, подготовка к свадьбе и эпохальные политические события – военные походы и сражения, придворные интриги, меняющие ход всемирной истории.

Боровиковский Владимир Лукич. Портрет великой княжны Александры Павловны.

Боровиковский Владимир Лукич. Портрет великой княжны Александры Павловны.

Старшая дочь Павла I, получившая при крещении имя небесной покровительницы святой Александры, родилась 29 июля (9 августа) 1783 года. Она была любимой внучкой императрицы Екатерины II, которая в честь ее рождения подарила своему сыну Павлу Гатчину, его будущую резиденцию. 6 (17) августа духовник Екатерины протоиерей Иоанн Панфилов (1724-1794) совершил над Александрой таинство Святого Крещения, при этом крестной была сама императрица, которая удостоила внучку орденом святой Екатерины I степени.
Девочка росла достойной своего высокого происхождения, известен лестный отзыв императрицы Екатерины об ее успехах в отрочестве: «Она говорит на 4 языках, хорошо пишет, рисует, играет на клавесине, поет, танцует, учится без труда, высказывает кротость характера».
Когда приблизилось время подумать о ее замужестве, по предложению обер-прокурора Синода Мусина-Пушкина были установлены правила бракосочетания лиц царской семьи с лицами, исповедующими инославную веру (от 9 сентября 1796 года), согласно которым особа российской императорской фамилии, вступая в брак, не могла менять вероисповедание, а должна оставаться верна Православию.

Боровиковский Владимир Лукич. Портрет Павла I в костюме гроссмейстера Мальтийского ордена. 1800. Русский музей, Санкт-Петербург.

Боровиковский Владимир Лукич. Портрет Павла I в костюме гроссмейстера Мальтийского ордена. 1800. Русский музей, Санкт-Петербург.

Конец XVIII столетия принес большие политические изменения. В России закончился «век золотой Екатерины» и ее сын Павел взошел на российский трон, а во Франции поднималась звезда Наполеона, чья напористая политика и военные успехи заставили сплотиться Англию, Австрию и Россию в единую коалицию для совместного отпора агрессору.

Фридрих фон Амерлинг. Портрет Императора Франца

Фридрих фон Амерлинг. Портрет Императора Франца

В 1796 и 1797 годах австрийская армия потерпела тяжелые поражения в Италии от молодого генерала Бонапарта. Весной 1797 года был заключен Кампоформийский мир, закрепляющий французские завоевания. В это же время император Франц I просил Россию о помощи, но получил отказ. Однако, в следующем году ситуация изменилась: летом 1798 года Наполеон без особых усилий захватил Мальту, и рыцари Мальтийского ордена обратились за помощью к российскому императору Павлу I, который, разделяя рыцарские идеалы чести и славы, годом ранее объявил себя защитником древнейшего духовного ордена. 16 (27) декабря 1798 года Павел I был избран великим магистром Мальтийского ордена, к его императорскому титулу были добавлены слова «Великий магистр ордена св. Иоанна Иерусалимского», а на российском гербе появилось изображение Мальтийского креста. Тем самым, Павел ясно выразил свое недовольство действиями Наполеона. Император Франц, мечтавший о реванше после недавнего поражения от французов, увидел в Павле могущественного союзника и захотел закрепить союз с Россией семейными связями. Так возникла идея династического брака между представителями двух императорских фамилий – Романовых и Габсбургов.

Гергардт Франц фон Кюгельген. Император Павел I с семьей. 1800 г.

Гергардт Франц фон Кюгельген. Император Павел I с семьей. 1800 г.

Для этой цели были выбраны старшая дочь императора Павла – Александра и младший брат императора Франца – Иосиф, который незадолго до этого, в 1796 году стал палатином (правителем) Венгрии. В декабре 1798 года Франц принял решение устроить брак своего брата с дочерью русского царя и уже в январе следующего года палатин Иосиф под именем графа Бургау отправляется в далекий Санкт-Петербург, куда он прибывает месяц спустя.
И здесь неожиданно происходит то, что не было запланировано придворным протоколом и предварительными переговорами дипломатов. При первой же встрече Иосиф был пленен красотой, умом и скромностью Александры, между молодыми людьми возникло сильное и искреннее чувство, совершенно не обязательное и не учитываемое при заключении династических браков. Сразу после первой встречи влюбленный Иосиф так пишет своему старшему брату: «Не могу надлежащим образом отблагодарить милость Вашего Величества, побудившую выбрать ее для меня спутницей жизни, и я уверен в том, что этот брак на всю жизнь обеспечит мне семейное счастье».

Иоганн Баптист Лампи-младший. Конный портрет императора Павла I c сыновьями Александром и Константином, а также палатином Венгерским Иосифом.

Иоганн Баптист Лампи-младший. Конный портрет императора Павла I c сыновьями Александром и Константином, а также палатином Венгерским Иосифом.

Надо отметить, что открытый и благородный характер палатина, искренность его чувств пришлись по душе не только Александре, но и ее царственному отцу. Поэтому он был благосклонно принят императорской семьей и всем русским двором. Вскоре по приезду Иосиф просил руки великой княжны, на что получил высочайшее согласие российского императора и 20 февраля (3 марта) в Алмазном зале Зимнего дворца было совершено обручение пары по православному чину. История сохранила символические детали этого события, так, кольца молодым вручал сам император, а наряд невесты соответствовал венгерским традициям.
Венгерский историк Эржебет Боднар отмечает политические и военные последствия этого церковного обряда: «Обручение закрепило военный союз. Палатин Иосиф прибыл в Санкт-Петербург прежде всего в качестве просителя руки великой княгини, он мало говорил о политике, но его старший брат, император Франц, хотел, чтобы посылаемую в Италию на помощь австрийцам русскую армию возглавил фельдмаршал Суворов. Хотя Павел I и не любил Суворова, но, по просьбе палатина Иосифа, уступил настоянию союзника».

Иоганн Генрих Шмидт. Последний прижизненный портрет А.В. Суворова в австрийском фельдмаршальском мундире.

Иоганн Генрих Шмидт. Последний прижизненный портрет А.В. Суворова в австрийском фельдмаршальском мундире.

Здесь мы встречаем тесную взаимосвязь личных и политических событий, которая кажется необычной в XXI веке, но была совершенно естественна для века XVIII. Более того, без учета семейных отношений правящих династий невозможно правильно понять все перипетии истории прошлых столетий. Для нас важно подчеркнуть этот многими забытый факт – брак великой княгини Александры и палатина Иосифа напрямую был связан и непосредственно влиял на важнейшие события этого переломного времени, когда военный гений Суворова властно перекраивал планы политиков и менял направление истории всей Европы.
Итак, после помолвки и последующих празднеств в середине марта состоялся торжественный отъезд палатина в свое отечество, и обе стороны начали кропотливую дипломатическую работу по подготовке брачного контракта. Учитывая важнейшее условие при заключении брака о сохранении особой российской императорской фамилии православной веры, для будущего устроения духовной жизни Александры на чужбине, 25 июля 1799 вышел Указ Императора об определении протоиерея Андрея Самборского духовником великой княжны Александры Павловны. Это назначение впоследствии сыграло решающую роль не только в жизни Александры, но и в истории русского Православия на венгерской земле.

Боровиковский Владимир Лукич. Протоиерей Андрей Афанасьевич Самборский. Начало 1800-х. Государственный Музей А.С.Пушкина, Москва.

Боровиковский Владимир Лукич. Протоиерей Андрей Афанасьевич Самборский. Начало 1800-х. Государственный Музей А.С.Пушкина, Москва.

Одновременно с подготовкой династического брака российская сторона начала выполнение своих военных союзнических обязательств.
В середине апреля 1799 года русские войска прибыли в Северную Италию, где под командованием Суворова оказалась 100-тысячная армия — 20 тысяч русских и 80 тысяч австрийцев. Союзные войска за 4 месяца прошли с боями 400 километров и, освободив Северную Италию, вышли к границам Франции. К концу августа 1799 года почти вся Италия была освобождена от французских войск. Италийский поход Суворова был завершен триумфально. Великому полководцу рукоплескало население освобожденных итальянских городов и дворы союзных держав.

Адольф Шарлемань. Торжественный прием фельдмаршала Александра Суворова в Милане в апреле 1799. Большой Гатчинский дворец, Гатчина.

Адольф Шарлемань. Торжественный прием фельдмаршала Александра Суворова в Милане в апреле 1799. Большой Гатчинский дворец, Гатчина.

Далее Суворов намеревался после короткого отдыха двинуть свою армию прямо на Париж. Главный герой всех войн того периода, Наполеон Бонапарт в это время находился в Египте. Суворова, который за свою жизнь не проиграл ни одного сражения, остановить было некому. Русская армия стояла у южных границ Французской республики — это была уникальная возможность разбить врага на пятнадцать лет раньше, чем это произошло в реальности. Но Англия и Австрия начинают опасаться, что в случае успеха русских войск влияние России в Европе многократно возрастет. Поэтому вместо похода на Париж, союзники требуют сначала освободить от французов Швейцарию. В этом не было никакого смысла, кроме того, что теперь интересы австрийцев и англичан требовали удаления русских из Италии. Удивительно, но Павел I согласился на этот план, видимо он еще плохо представлял, с кем имеет дело. Суворов же разгадал интриги союзников и резко возражал, но, в конце концов, вынужден был подчиниться решениям, согласованным с Петербургом. «Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», — писал Суворов, прекрасно понимавший, что стоит за таким неожиданным поворотом военной кампании.

Карта Италийского и Швейцарского походов Суворова в 1799 году

Карта Италийского и Швейцарского походов Суворова в 1799 году

В первых числах сентября 1799 года начался беспримерный альпийский поход Суворова. Впереди были труднопроходимые горы, наступала холодная и дождливая в этих местах осень. Положение осложнялось тем, что австрийское командование оставило русские войска без проводников, продовольствия и фуража. 10 сентября 1799 года, никогда не воевавшие в горах, русские войска вошли в Альпы. Далее были знаменитый штурм перевала Сен-Готард, взятие Чертова моста, перекинутого через пропасть, где стоит сегодня памятник суворовским чудо-богатырям.

Адольф Шарлемань. Фельдмаршал А.В.Суворов на вершине Сен-Готарда 13 сентября 1799

Адольф Шарлемань. Фельдмаршал А.В.Суворов на вершине Сен-Готарда 13 сентября 1799

15 сентября, замерзшие и голодные войска Суворова, согласно плану, предложенному союзниками, прибыли в местечко Альтдорф. Там их ждал новый сюрприз. Выяснилось, что отсюда дальше дороги нет! Ее не разрушили французы, не уничтожило обвалом — ее никогда и не было, просто австрийское командование «забыло» русских об этом проинформировать. Горный маршрут русских войск нелегок даже для современных альпинистов, а у Суворова была армия, уставшая от тяжелых боев, голодные солдаты, кавалерия и артиллерия, которую нужно было тащить по скалам. Но суворовские воины прошли по горным тропам через перевал и спустились в Муттенскую долину.

Суриков Василий Иванович. Переход Суворова через Альпы в 1799 году

Суриков Василий Иванович. Переход Суворова через Альпы в 1799 году

Здесь Суворову стало известно, что корпус Римского-Корсакова разгромлен, а долина окружена неприятелем. Гибель или капитуляция казались неизбежными. Однако бесстрашный полководец нашел возможность вырваться из окружения. 19 сентября в долине произошло упорное сражение русских и французских войск. Авангард во главе с Багратионом и Милорадовичем прокладывал штыками дорогу. Арьергард русских численностью всего в 7 тысяч человек мужественно прикрывал отход основных сил. Он выдержал в Муттенской долине двухдневное сражение с 15 тысячами французских солдат. Завершив бой штыковой атакой, русские полностью разгромили французов и обратили их в бегство. Успешно выполнив свою задачу, арьергард скрытно покинул Муттенскую долину и благополучно соединился с главными силами русской армии.
Выйдя из окружения, русские войска 26 сентября 1799 года вступили в город Иланц. Так закончился этот легендарный Швейцарский поход. Он продолжался 16 дней, и все они были заполнены боями на горных кручах и в ущельях.

Памятник в Альпах «доблестным сподвижникам генералиссимуса Суворова»

Памятник в Альпах «доблестным сподвижникам генералиссимуса Суворова»

Швейцарский поход был высоко оценен как современниками, так и позднейшими исследователями. «Неудачная эта кампания, — писал историк и военный министр граф Д. Милютин (1816-1912), — принесла русскому войску более чести, чем самая блистательная победа». Признавая безвыходность положения армии Суворова, военный писатель и боевой офицер К. Клаузевиц (1780-1831) назвал прорыв её из окружения «чудом».
Российская власть подлости «союзников» не снесла. Получив известия об их предательском поведении, Павел I пришел в ярость. Он расторгает союз с Австрией, отозвав своего посла из Вены. 11 (22) октября он направил Суворову два рескрипта, в которых сообщал ему о разрыве союза с австрийцами и приказывал готовить армию к возвращению в Россию. К рескриптам была приложена копия письма Павла I императору Францу I: «Видя из сего, что Мои войска покинуты на жертву неприятелю тем союзником, на которого я полагался более, чем на всех других, видя, что политика его совершенно противоположна Моим взглядам и что спасение Европы принесено в жертву желанию распространить Вашу Монархию, имея притом многия причины быть недовольным двуличным и коварным поведением Вашего министерства… Я… объявляю теперь, что отныне перестаю заботиться о Ваших выгодах и займусь собственными выгодами Моими и других союзников. Я прекращаю действовать заодно с Вашим Императорским Величеством».
С другой стороны, Павел I высоко оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх». 28 октября 1799 года император Павел I пожаловал Суворову за Швейцарский поход звание генералиссимуса.
Попытки австрийской стороны предотвратить выход России из коалиции, включавшие запоздалое награждение Суворова орденом Марии Терезии I степени (рескрипт императора Франца I от 12 октября ), не оказали на Суворова влияния. Эрцгерцогу Карлу, напоминавшему Суворову об обязанностях «искреннего и верного союзника», и пытавшемуся убедить его продолжить совместные боевые действия, Суворов ответил: «я послал курьера в Петербург, увёл на отдых свою армию и не предприму ничего без повеления моего государя».
Император Франц, прежде настойчиво искавший союза с Россией, уже после Италийского похода Суворова, когда русские войска спасли Австрию от окончательного поражения, начинает тяготиться этим союзом и взятыми на себя обязательствами. Еще раз напомним, что в то время династические связи в международных делах были не менее важны, чем военные успехи. Поэтому в конце лета 1799 года Франц уже заметно охладел к планируемому браку Иосифа и Александры. Но не охладели чувства Иосифа. И здесь наступает момент, когда любовь неожиданно вторгается в политику. Иосиф ведет приготовления к свадьбе, страстно ожидает этого события, но видит, что Венский двор не разделает его стремлений. Тогда он начинает требовать от своего брата-императора исполнения данных обещаний. 16 августа Иосиф в решительном по тону письме просил Франца назначить дату свадьбы. Твердая позиция палатина заставила задуматься венский кабинет, и вместо опасного противодействия особе императорской фамилии правительство решило воспользоваться ситуацией. Ведь палатин, приехав в Санкт-Петербург по случаю своего бракосочетания, снова мог сыграть важную роль в налаживании испортившихся русско-австрийских отношений.

Э. Строли. Портрет эрцгерцога Австрийского, палатина Венгерского Иосифа Антала. 1796

Э. Строли. Портрет эрцгерцога Австрийского, палатина Венгерского Иосифа Антала. 1796

С согласия своего царственного брата, 22 сентября 1799 г. Иосиф отправился в Россию, имея целью заключить долгожданный брак со своей горячо любимой невестой – великой княжной Александрой. Через месяц он прибыл в Гатчину, резиденцию императора Павла, где его уже ожидала вся царская семья. В политическом отношении его второй приезд разительно отличался от первого. Тогда он был представителем дружественной союзной державы и пользовался всеобщей симпатией и расположением императора. Теперь же он попал в очень напряженную атмосферу, когда от союзных чувств не осталось и следа. Ведь практически одновременно с приездом Иосифа русский двор получил сведения о вынужденном героическом швейцарском походе Суворова и о неприглядной роли в этой истории австрийского военного руководства. Однако, сторона невесты нашла в себе достаточно такта и мудрости, чтобы тепло встретить Иосифа, не заостряя внимания на политических проблемах. Хотя Павел I все же проявлял по отношению к жениху своей старшей дочери демонстративную сдержанность.
Наконец, 19 (30) октября 1799 года состоялось бракосочетание Александры Павловны и палатина Иосифа. Согласно компромиссу, достигнутому в долгих переговорах сторон относительно этого брака, сначала состоялось венчание по православному обряду в царской домовой церкви, затем, в тот же день, по католическому канону в рыцарском зале гатчинского дворца. Молодую чету ожидали великолепные празднества и блестящие приемы, в ознаменование этого события царь наградил палатина орденом святого Андрея Первозванного.
В эти же дни Павел I, раздраженный вероломством союзников, отдал приказ армии Суворова возвращаться на родину, что означало полный разрыв союза с Австрией. В ноябре по распоряжению императора русская армия походным порядком выступила в Россию.
В этой атмосфере 21 ноября (2 декабря) 1799 г. наступил день отъезда молодой четы из России. Прощание было очень трогательным, утром вся царская семья молилась в церкви за путешествующих. Царь Павел I проводил дочь до кареты и долго прощался с ней, как будто предчувствуя, что им более не суждено было увидеться.
И действительно, не прошло и двух лет, как главные действующие лица этой исторической драмы – император Павел и генералиссимус Суворов ушли из жизни, как бы завершая собой бурный XVIII век. Вместе с ними покинула этот мир и великая княгиня Александра, эрцгерцогиня австрийская, успевшая за последний и самый яркий год своей жизни совершить культурный переворот в венгерском обществе, заслужить феноменальную популярность и народное признание как «королевы венгров», но это уже другая история. Как пишет венгерский исследователь Клара Радноти, «молодую палатину приняли в ее новом отечестве с большими ожиданиями, в будайском дворце закипела бурная придворная жизнь, однако, к сожалению, ей быстро положила конец ранняя смерть молодой женщины, которую почитали как венгерскую королеву».

Протоиерей Николай Ким, священник Русской Православной Церкви
По материалам
http://onkim.orthodoxia.org/2016/04/09/doklad-na-konferencii-sootechestvennikov-v-rossijskom-kulturnom-centre-v-budapeshte/

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*

Для продолжения просим Вас выполнить простое арифметическое действие * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.